Неуязвимый
02-05-2017

Наверное, знаете, как это бывает: уточняешь информацию о каком-то событии или человеке, просматриваешь Википедию, с одной статьи переходишь на другую… натыкаешься на какую-то новую личность – а там такое! Хоть роман пиши… ))

Его звали Карл, а прозвище Неуязвимый (фр. invulnérable) дал ему принц де Линь за то, что с завидным постоянством этот человек выходил из множества авантюр, дуэлей и сражений не просто живым, а без единой царапины.

В 1758 году Карл поступил во французскую армию добровольцем и в 16 лет стал пехотным лейтенантом, а через некоторое время драгунским капитаном. Принял участие в Семилетней войне. Разочаровавшись в армейской карьере, он оставил службу и поспешил в Брест, чтобы на корабле «Звезда» (фр. l'Étoile) отплыть в кругосветное плавание под командованием Луи Антуана де Бугенвиля. Некоторые современники считали этот поступок способом бегства от долгов, которыми успел себя обременить молодой офицер, привыкший жить на широкую ногу. В ходе этого путешествия Карл проявил незаурядные дипломатические способности, налаживая отношения с туземным населением посещённых им островов. В частности, в Европе получил пикантную известность эпизод, произошедший с ним на Таити. Вождь одного из местных племён по имени Эрети первоначально отнёсся к пришельцам враждебно, но Карл, соблазнив его жену, добился через её влияние на мужа дружеского расположения к французам.

Экспедиция де Бугенвиля на Таити

 

Всё в той же экспедиции, но уже в Аргентине, он принял участие в охоте на ягуара. Загнанный зверь неожиданно бросился на одного из его спутников – Шевалье де Льерезона, однако Карл не потерял хладнокровия и спас жизнь товарища, убив хищника метким выстрелом. Этот сюжет лёг в основу целого ряда полотен художника-баталиста Франческо Казановы. Одно из них, огромное по размеру, было впоследствии подарено Потёмкину, затем перекочевало в коллекцию Эрмитажа, а ныне хранится в Музее Российской академии художеств в Санкт-Петербурге.

С Джакомо Казановой он тоже был знаком, а также и с графом Калиостро, который во время одного из магических сеансов в Варшаве точно предсказал Карлу женитьбу на светской красавице в самом ближайшем будущем. И действительно, княгиня Сангушко оказалась женщиной исключительно красивой и образованной (хотя, по свидетельству современников, была она легкомысленной и дерзкой, а также «большой лгуньей», которую «ничто не приводило в смущение»).

Супруги были весьма дружны с известным французским литератором, драматургом и предпринимателем Бомарше, который, узнав об их страстном желании обвенчаться в церкви, принялся убеждать парижского архиепископа монсиньора де Бомона свершить этот обряд. Архиепископу стоило большого труда втолковать ему, почему это невозможно. Тогда раздосадованный отказом Бомарше обратился к королю Людовику XVI, который милостиво разрешил этот брак, поскольку предыдущий брак княгини Сангушко можно было считать недействительным, так как венчание состоялось в Польше. В архиве Бомарше сохранилось около 200 писем от этой супружеской четы, многие из них с просьбой о займе той или иной суммы денег, при этом княгиня Сангушко регулярно писала его фамилию с ошибкой – «Бонмарше» (фр. Bonmarché – «дешёвка»), чему тот великодушно не придавал никакого значения и охотно ссужал обоих. Общая сумма задолженности дошла до 125 000 ливров, поэтому, когда Карл уезжал на войну, Бомарше ему всегда писал: «Только смотрите, чтобы Вас не убили!».

Юбер Робер. «Узник тюрьмы Сен-Лазар», 1794

 

Хотя супруги этот заём так и не погасили полностью, Карл свой долг другу Пьеру всё же закрыл в 1785 году, когда с помощью своих связей при дворе вытащил Бомарше из тюрьмы Сен-Лазар, куда того заточили без суда и следствия по приказу короля.

Отправившись в Турцию с дипломатическим поручением польского короля Станислава Августа, Карл познакомился в России с князем Потёмкиным и подружился с ним. За дружбу с широко известным в Европе авантюристом Екатерина II пеняла своему фавориту, но тот добился позволения представить Карла ко двору – и государыня, познакомившись с ним лично, изменила своё отношение на исключительную благосклонность. Более того, с началом Русско-турецкой войны Карл был принят на службу начальником Днепровской гребной флотилии в чине контр-адмирала.

Сражение при Очакове

 

Матросы называли его «пирог с грибами», так как он знал только два слова по-русски: «вперёд» и «греби», но произносил их как «пирог» и «грибы». Тем не менее, в июне 1788 года он вместе с контр-адмиралом Джон Пол Джонсом разбил турецкий флот под Очаковом и 1 июля уничтожил его остатки, укрывшиеся под защитой крепости. За проявленные доблесть и мужество он был императрицей возведён в чин вице-адмирала, а от Потёмкина получил в подарок несколько имений в Крыму, в том числе и знаменитую Массандру.

Правда, в итоге Потёмкин стал ревновать своего протеже к флотоводческой славе, и Карл счёл за благо уехать в Санкт-Петербург. Императрица назначила его начальником гребного флота в Финском заливе, где как раз началась война со Швецией. За победу 4 августа 1789 года в 1-м сражении при Роченсальме он получил Орден Андрея Первозванного, а шпагу с бриллиантами – за бой 21 июня 1790 года в Биорке-Зундском проливе, из которого выбил шведскую гребную флотилию.

Роченсальмское сражение

 

Но потом начались неудачи: он опоздал к Выборгскому сражению 22 июня и потерпел жестокое поражение во 2-м Роченсальмском бою 28 июня. Причиной печального результата даже сам он считал свои ошибки – излишние самоуверенность и легкомыслие. Потрясённый этим сокрушительным поражением (стоившим России потери половины Балтийского флота), Карл отослал императрице все пожалованные ему ордена и отличия, однако Екатерина вернула их ему со словами: «Одна неудача не может истребить из моей памяти, что Вы 7 раз были победителем моих врагов на юге и на севере». Однако восстановить репутацию удачливого флотоводца в новом сражении не позволило заключение мира со Швецией.

До крайности огорчённый таким поворотом событий, адмирал попросился в отставку и, получив её, отбыл с супругой в Венецию, где поселился в роскошном палаццо Лоредан. Там он устроил нечто вроде приюта для эмигрантов: каждый платил за жильё по средствам, а те, кто средств не имел, могли жить во дворце бесплатно. Изгнанников было так много, что Карлу пришлось распродать подарки Екатерины II, сервизы и свои золотые шпаги – «решил растратить все, что нажил в России», по отзыву А. Р. Воронцова.

 

В общем, если бы не другие планы, я непременно написал бы что-то увлекательное об этом человеке. Ведь это же не судьба, а почти готовый сценарий приключенческого фильма. (Да ещё и костюмного. Впрочем, последнее – скорее недостаток, продюсеры не любят лишних расходов.)

Короче, кто хочет, пишите. )) Звали этого человека Карл Генрих Нассау-Зиген.

Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: На безрыбье и рак
Станислав
ответить
Спасибо! и про человека этого не слыхал никогда, и про сражение проиграное тоже.

Я рад, что понравилось ))
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: На безрыбье и рак
Катерина
ответить
Спасибо, Виктор! У Вас всегда очень интересные рассказы о судьбах людей, известных и о которых ранее не слышала. Трогают за душу, невозможно остаться равнодушной. С удовольствием их читаю.

Значит, не напрасно я в давние времена учился на сценариста. )) Спасибо, Катерина!
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: На безрыбье и рак