Наша судьба – то гульба, то пальба
22-02-2017

Где-то читал, что в личных делах офицеров Royal Navy (Королевского военного флота Великобритании) имеется графа для отметки «lucky / unlucky», то есть везучий – невезучий. Кто как, а я готов в это поверить, ибо такой подход вполне согласуется как с менталитетом британцев, так и со спецификой морской службы («люди делятся на живых, мёртвых и на тех, кто в море» – впрочем, это уже говорили греки). Как минимум, с точки зрения прикладной психологии такая графа весьма полезна: шансы на успех рискованного предприятия можно увеличить, поручив дело тому, кто считает себя везунчиком – такого парня непредвиденные сложности не смутят, в отличие от человека, которого судьба успела разок-другой приложить фейсом об тейбл.

Отметка в послужном списке появляется, наверное, после первой удачи – в любом случае, постфактум. А вот как скульптору Матвею Манизеру удалось в одном из множества фрунзаков (курсантов Военно-морского училища им. Фрунзе – жарг.) угадать человека удивительной судьбы – это загадка. Однако парню, навсегда им запечатлённому в матросской бескозырке, в жизни предстояло подержать в руках не только сигнальные флажки, но и руку только что коронованной Елизаветы II. Хотя начало жизненного пути этого парня было вполне обычным…

Олимпий Иванович Рудаков родился в Казани в 1913 году. Школа, комсомольская путевка на учёбу в ВВМУ. Именно тогда, на последнем курсе, Рудаков позировал Манизеру для образа матроса-сигнальщика, а другой курсант, Алексей Никитенко, был увековечен с наганом в руке – так они и остались украшать собой станцию метро «Площадь Революции».

Учился Рудаков, видимо, неплохо – служить направили на линкор «Марат», да ещё и как удачно – флагман Балтийского флота как раз отправлялся в поход в Великобританию для участия в международном военно-морском параде по случаю коронации Георга VI. Так лейтенант Рудаков впервые увидел Портсмут, одну из главных баз британского ВМФ, где Олимпию Ивановичу предстоит сильно удивить владычицу морей. Но случится это ещё не скоро, после войны. И до этого дня ещё нужно дожить.

Капитан-лейтенант Рудаков участвовал в проводке североатлантических конвоев, доставлявших из США продовольствие и вооружение для Красной армии. Всего за годы войны он провел 7 операций по поиску и уничтожению подводных лодок противника и 71 конвойную операцию по проводке советских и союзных транспортов, был награждён орденом Красной звезды, имел прекрасные характеристики…

Эсминец «Сокрушительный», фото 1940-х годов

 

Но в ноябре 1942 года каплей Рудаков попал под трибунал и был приговорён к расстрелу. В принципе, по законам военного времени было за что. Эсминец «Сокрушительный», на котором в должности старшего помощника командира служил Рудаков, в Баренцевом море попал в 11-балльный шторм. Удары волн были такой силы, что отломилась корма. Не прошло и пары минут, как 28-метровая часть корабля затонула вместе с шестью матросами. Остальная часть экипажа задраила переборки и начала отчаянную борьбу за спасение эсминца, полностью потерявшего ход. Находившийся поблизости лидер «Баку» сам помочь был не в состоянии – часть отсеков заполнилась водой, из трёх машин работает одна… «Баку» вернулся на базу, имея крен, доходивший до 40 градусов.

«Сокрушительный» радиограммой запросил помощи и остался качаться на штормовых волнах. Дальнейшие события достойны того, чтобы снять о них фильм – и он мог бы получиться сильнее «Титаника» – такие трагические события происходили дальше, такие яркие характеры обнаружились. Но современное кино более тяготеет к спецэффектам, нежели к драматичности, а начальству пропаганда нужнее правды, так что «кина не будет», ведь в жизни обычно грешное с праведным перемешано, и люди на «Сокрушительном» проявили себя по-разному. Кто-то героически выполнял свой долг, откачивая воду из трюма и сбивая с палубы и надстроек постоянно намерзающий лёд, а кто-то вскрыл баталерку и добрался до запасов водки.

На помощь «Сокрушительному» вице-адмирал Головко отправил три эсминца – корабли быстроходные, но не очень приспособленные для проведения спасательных операций. Следовало послать тральщики, хотя бы вдогонку, но сразу это не было сделано, а когда командующий понял свою ошибку, исправить её было уже поздно.

На следующие сутки «Разумный», «Куйбышев» и «Урицкий» прибыли на место бедствия. Шторм не утихал, и взять корабль на буксир не удавалось – стальные тросы лопались. Тогда решено было снять с корабля экипаж, оставив только аварийную команду, чтобы поддерживала эсминец на плаву до прибытия буксиров. Спускать шлюпки в штормовую погоду бессмысленно, поэтому к «Сокрушительному» почти вплотную подошёл эсминец «Разумный», чтобы моряки могли спрыгивать на его палубу, когда при качке она будет опускаться вниз.

Первый матрос не рассчитал свой прыжок и сгинул между бортов. Тогда политрук обвязался двумя спасательными поясами, закрепил на себе пеньковый трос и прыгнул с борта на борт, чтобы перебросить трос, по которому смогут перебраться остальные. В ходе спасательных работ погибли 14 человек, спасти удалось 191 моряка, на борту «Сокрушительного» осталось 15 членов экипажа – тех, кто был нужнее всего для борьбы за живучесть судна: боцман, сигнальщик, мотористы, трюмная команда – и 2 офицера, командир БЧ-3 (минёр) и замполит БЧ-5 (электромеханик). Оставаться рядом с терпящим бедствие кораблём эсминцы не могли, у них топливо было на исходе, а потерявшему винты «Сокрушительному» для обеспечения работы насосов и генераторов мазута хватало на несколько суток – только бы продержаться на плаву… Но ни тральщики, ни другие корабли, прибывшие на место катастрофы, обнаружить эсминец не смогли.

Корабль погиб, и погиб не в бою. Кто-то должен был ответить за это. Например, замполит, хотя и доставивший спасительный для всех трос на борт «Разумного», но – первым покинувший свой корабль. И конечно же, капитан, которому полагается оставаться на мостике до конца – и не важно, что команда кричала «спасайте капитана» и что на борт он был поднят в бессознательном состоянии, трибунал скорее решит, что был пьян, а не контужен. За компанию отдали под суд и старпома Рудакова – чем он лучше этих трусов и шкурников, мало ли что корабль покинул раненым и 138-м по списку.

И запросто расстреляли бы капитан-лейтенанта, если бы не вмешательство вице-адмирала Головко. Видимо, сознавал командующий, что не всегда и не всё получается сделать безупречно – ведь и одно из его собственных решений оказалось запоздавшим… Смертный приговор О. И. Рудакову был заменён 10-летним заключением в исправительно-трудовых лагерях, с отсрочкой исполнения до окончания военных действий и направлением на фронт.

«Кавалергарда век недолог», а у штрафника он был ещё короче, особенно на полуострове Рыбачий, где немцам на протяжении всей войны так и не удалось перейти государственную границу, но зато пристрелян был буквально каждый кустик. Доставка боеприпасов и пищевого довольствия на позиции – удел смертников, больше пары ходок сделать мало кому удавалось. Рудакову повезло не в том, что он смог побить рекорд, а в том, что командир 50-й отдельной штрафной роты Карельского фронта узнал, что в его подразделении есть отличный артиллерист. В этом качестве штрафник Рудаков и сражался до мая 1943 года, когда получил несколько осколочных ранений, но продолжал вести огонь по врагу.

Решением трибунала дивизии судимость с Рудакова была снята, и по возвращении из госпиталя он был назначен командиром истребительного противотанкового взвода. После еще одного осколочного ранения, в 1944 году, командир противотанковой батареи рядовой Рудаков был восстановлен в воинском звании «капитан-лейтенант» и откомандирован в распоряжение командующего Северным флотом. Орден Красной звезды ему, однако, не вернули, но что с того?.. к концу войны грудь Рудакова украшали два новых, а также три ордена Боевого Красного знамени и обе степени ордена Отечественной войны.

Вице-адмирал Головко не стал поминать старое, и вскоре каплей Рудаков – снова старший помощник командира эсминца «Громкий» (тот же «проект 7», к которому относился и «Сокрушительный») – можно сказать, круг замкнулся. Но нет, прошлое осталось в прошлом, вина смыта кровью, жизнь продолжается, да и война ещё не окончена.

Олимпий Иванович Рудаков, фото 1950-х годов

 

Через полгода Рудаков назначен командиром эсминца «Доблестный». Возможно, тут не последнюю роль сыграло отличное владение английским – ведь капитан обязан знать свой корабль от киля до клотика, или до последнего винтика, выражаясь по-сухопутному. А на «Доблестном» каждый шильдик на любом устройстве или механизме, да и вообще все надписи были выполнены по-английски, поскольку до 1944 года эсминец назывался «Роксборо» и входил в состав Британского королевского флота. Под советским флагом он оказался после капитуляции Италии, когда её военный флот надлежало разделить между союзниками. Англичане и американцы свою часть использовать смогли сразу, а вот Советскому Союзу для получения доставшегося нам линкора «Джулио Чезаре» и других кораблей пришлось бы совершить нечто невозможное. Сначала пришлось бы каким-то чудом переправить в Италию через зону военных действий две-три тысячи человек экипажа, а затем привести корабли в Белое море, обогнув Европу, где немцы капитулировать пока не хотели категорически.

Чтобы с союзниками поступить по справедливости, англичане в порядке компенсации передали нам свои корабли – эсминец «Roxborough» и линкор «Royal Sovereign». Точно так же поступили и американцы, и пришедший в составе конвоя крейсер «Milwaukee» остался в Мурманске и в апреле 1944 года получил новое имя в честь своего нового места дислокации. Олимпию Ивановичу довелось постоять на мостике каждого из этих кораблей: на «Архангельске» (так стал называться «Ройял Соверен») капитан 2-го ранга Рудаков был старпомом, а на крейсер «Мурманск» был назначен уже командиром.

История с получением итальянских кораблей, по репарации отходивших к СССР, завершилась только к 1949 году. Согласно приказу командования, Рудаков привёл «Мурманск» в США и передал представителям американского флота (название «Милуоки» старому крейсеру не вернули, а почти сразу порезали корабль на металл), а затем прибыл в Севастополь и принял командование крейсером «Керчь» (бывший «Emanuele Filiberto duca d’Aosta»).

В отличие от Северного флота, на Черноморском кап-два Рудаков был не особенно известен; его личное дело не только свидетельствовало о хорошем знании кораблей иностранной постройки, но и напоминало о случае с трибуналом и разжалованием. Видимо, по этой причине его карьера в Севастополе, можно сказать, не пошла. В частности, назначение на линкор «Новороссийск» (бывший «Julio Cesare» итальянского флота) досталось другому командиру. Хотя как знать – быть может, здесь в судьбе Рудакова опять проявилась графа «lucky»: в 1955 году при загадочных обстоятельствах произойдёт взрыв, и «Новороссийск» станет подводной могилой для шести сотен моряков…

Олимпию Ивановичу судьба предназначила другой корабль, и он уже достраивался в Ленинграде. Это был «Свердлов», первый в серии 68-бис, самых крупных крейсеров в истории военно-морских сил СССР. Спущенный на воду 5 июля 1950 года и введённый в состав Балтийского флота 2 года спустя, крейсер «Свердлов» на тот момент являлся одним из лучших кораблей в своём классе. Таким образом, для командования флота был ясен ответ на вопрос, какой из кораблей будет представлять ВМФ СССР в Портсмуте на предстоящем через год международном военно-морском параде по случаю коронации только что вступившей на престол Елизаветы II. Рассмотрев кандидатуры на должность командира крейсера, выбор сделали в пользу Рудакова – 39 лет, статный и представительный (да что уж там, просто красавец-мужчина), вся грудь в орденах, плюс свободное владение английским, плюс знание акватории Портсмута. Оставалось за несколько месяцев подготовить корабль к походу, а команду – к безупречному выполнению своих обязанностей каждым членом экипажа, чтобы на параде предстать лучшими из лучших.

Великобритания – морская держава, а Портсмут – не только одна из главных баз Королевского флота, но и огромные верфи, так что население города практически поголовно является фанатами моря. В день парада пирсы и всю береговую линию запрудили толпы зрителей, со знанием дела обсуждавших всё, что видели. Правда, видеть удавалось не многое, поскольку с утра стоял сильный туман. Когда развиднелось, взорам собравшихся открылась акватория, буквально забитая двумя сотнями кораблей, больших и маленьких, под флагами 22 стран мира. Каждое судно стояло на якоре в соответствии с отведённым ему местом – но вдоль фарватера блестело мелкой рябью пятно чистой воды. Кто-то отсутствовал.

Впрочем, нет: со стороны пролива из дымки выдвигался серый силуэт крейсера. Корабль сбавил ход, и рядом с боевой рубкой замигала точка сигнального прожектора.

«Что он пишет?» – спрашивали в толпе любопытные дамы.

«Благодарю. Лоцман не нужен»,– любезно прочитали им моряки.

«Однако…» – скептически прокомментировали джентльмены.

Увеличиваясь в размерах, корабль приближался. Флаг на корме не был виден, но пятиконечная звезда над форштевнем не оставляла сомнений – русские. Толпа затихла в ожидании дальнейших событий. А крейсер тем временем нацелился на свободное пространство (явно предназначавшееся для него, хотя стояночного буя с названием корабля не видел никто ни на борту, ни на берегу; позже выяснится, что течением буй затянуло под воду).

Крейсер «Свердлов» на Спитхедском рейде (Портсмут, июнь 1953 года)

 

Гости швартовались непростым способом под названием «фертоинг». Он заключается в отдаче двух якорей – с тем, чтобы при необходимости можно было один якорный канат потравить, а другой выбрать, и корабль оставался бы точно на определённом ему месте вне зависимости от направления ветра и течения. Поскольку времени до начала парада оставалось совсем немного, зрители на берегу достали свои хронометры – по нормам Адмиралтейства для крейсера отличной считается постановка на якорь за 45 минут.

Советские моряки управились за 12, и когда по свистку боцманской дудки вся команда в белоснежной «форме-раз» выстроилась вдоль борта, берег приветствовал её овацией и гулом восторженных возгласов. На следующий день на первых страницах британских газет красовались фотографии крейсера «Свердлов» и его командира с восхищёнными комментариями – и это в разгар «холодной войны»!..

Впрочем, торжества в честь коронации – не тот случай, когда уместно играть мускулами, грозно насупив брови, – это время улыбок и дипломатического политеса. Командирам прибывших на парад кораблей Елизавета II вручила специально отчеканенные памятные медали. Олимпий Иванович преподнёс молодой королеве дар советского правительства – горностаевую мантию. Такова давняя традиция: вручением этого атрибута королевской власти нового монарха Великобритании первым поздравляет представитель России.

Другая традиция – на балу капитаны иностранных кораблей представляются Её Величеству, выстроившись перед ней в порядке старшинства чинов. Рудаков был третьим (впереди стояли два адмирала), но на высокого молодцеватого капитана 1-го ранга не обратить внимания было невозможно… Когда загремел оркестр, перед Рудаковым возник седовласый человек в расшитом придворном мундире и произнёс: «Её Величество удостаивает вас приглашением на танец». Молодой моряк танцевать умел и любил, так что и в этом испытании не посрамил чести нашего флота.

Королева Великобритании Елизавета II, июнь 1953 года

 

На Родину каперанг Рудаков вернулся знаменитостью. В матросских кубриках к рассказам о лихой швартовке вскоре добавились и легенды о том, как королева влюбилась в нашего капитана; ну, а начальство, принимавшее во внимание исключительно изложенные в рапортах факты, поступило в соответствии с ними: О.И. Рудаков получил звание контр-адмирала досрочно. Команду «Свердлова» тоже не забыли – каждому члену экипажа был вручён учреждённый по приказу командующего ВМФ Н.Г. Кузнецова специальный знак «За поход в Англию» с силуэтом крейсера.

В дальнейшей судьбе одного из самых молодых контр-адмиралов советского флота ничего катастрофического уже не случалось – и быть может, как раз по причине его везучести. Например, летом 1959 года на Балтийском флоте случилось ЧП: сбежал в Швецию командир эсминца «Сообразительный» капитан 3-го ранга Николай Артамонов. Без памяти влюбился в польскую красавицу, перечеркнул всю свою прошлую жизнь и будущую карьеру, и на командирском катере ушёл за горизонт… Блестящий офицер, всегда был на хорошем счету, прекрасно показал себя в том походе в Плимут под командованием Рудакова и был им положительно охарактеризован – а теперь своим поступком бросил тень и на Олимпия Ивановича.

К счастью для Рудакова, за бывшего подчинённого он уже был не в ответе, поскольку уже год как проходил службу в Военно-морской академии в должности заместителя начальника кафедры организации оперативной и боевой подготовки ВМФ. У него и своих проблем хватало – врачи диагностировали рак, в 1961 году удалили почку, – но Олимпий Иванович не сдавался. Занимался научной работой, в следующем году получил ученое звание доцента, в 1969 стал кандидатом военно-морских наук.

Умер О.И. Рудаков 2 июня 1974 года в Ленинграде, похоронен на Серафимовском кладбище.

Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Всякому овощу своё
Екатерина
ответить
Спасибо, Виктор! Очень интересный рассказ.

Это так, компиляция... про Рудакова в Интернете много материалов есть. Но я постарался охватить тему чуть шире - показать не только то, что реально было в его судьбе, но и то, что могло бы произойти, если бы не его везение.)
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Всякому овощу своё
ww2awardsNor
ответить
У нас на сайте собраны ордена и медали 2 Мировой войны СССР, 3-го рейха, держав союзников по антигитлеровской коалиции. 2я мировая война завязалась 1.09.1939 г. в 4 часа 45 минут с залпов немецкого броненосца "Шлезвиг-Гольштейн" по полуострову Вестерплатте, принадлежащего Польше. Так началась самая кровопролитная война в летописи человечества, участие в каковой примет 61 государство а также будет задействовано свыше 80% жителей земного шара, её действия развернутся на площади 3 материков, а морские баталии в четырех океанах. Схватки продлятся до 2 сентября месяца 1945 г., в это время в результате использования ядерного оружия по городам Хиросима и Нагасаки на крейсере "Миссури" Япония подпишет акт о безоговорочной капитуляции. Сотрудники нашей фирмы пытались собрать в наибольшей степени развернутую онлайн библиотеку орденов, медалей и прочих наград, какие вручались героям как победившей, так и также проигравшей стороны. У нас на web-сайте подобраны ордена и еще медали Великой отечественной войны СССР, 3-го рейха, государств сторонников по антигитлеровской коалиции. <a href=https://ww2awards.info/ordena_SSSR.html>https://ww2awards.info/ordena_SSSR.html</a>

Спасибо! Мне такие ресурсы периодически бывают полезны.
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Всякому овощу своё