Синдром дракона
04-06-2018

«Синдром дракона» – так назывался сериал, снятый по мотивам этой удивительной истории.

Кроме того, есть и телефильм-расследование, который вы можете посмотреть.

Тем, кто видеосюжеты смотреть не любит, ниже предлагается текстовая версия.

(Текст не мой, позаимствован в Интернете.))

В конце 1993 года в небольшом областном центре Украины, Кировограде, умер 72-летний одинокий старик. Жил он замкнуто, общаясь мало даже с единственными родственниками – двумя племянниками, которые его и похоронили. Однако через несколько месяцев о нем заговорили все СМИ – не было, наверное, ни одного телевизионного канала, ни одной газеты, которые бы обошли эту тему.
И не удивительно – этот полунищий с виду старик, который много лет ходил в синем комбинезоне и кирзовых ботинках и жил в старом небольшом доме, бывший электрик треста столовых, питавшийся в этих самых столовых, оказался владельцем уникальной коллекции! По мнению специалистов, эта коллекция оказалась самой большой из известных частных коллекций в Европе.
О самом коллекционере известно было мало, а шум, поднятый вокруг его коллекции, привел даже к тому, что была проведена эксгумация тела – возникли подозрения, что старик умер не своей смертью. Однако подозрения не подтвердились – причиной его смерти стал второй инфаркт.
За время, прошедшее со дня смерти Александра Ильина – так звали владельца коллекции – прошло уже немало лет, однако откуда у него появилось такое огромное количество произведений искусства и старинных книг, до сих пор неизвестно, а вся история за это время обросла множеством таинственных подробностей.
Подлил масла в огонь тот факт, что вскоре после смерти Ильина на одном из западных аукционов за полмиллиона долларов была продана Библия Ивана Федорова. В Москве решили провести ревизию имевшихся в пределах бывшего СССР известных экземпляров этой книги – вспомнили и об Ильине, т.к. он был известен и высшему церковному руководству. Была ли проданная Библия из коллекции Ильина – неизвестно, однако это событие и настойчивость работников музея и библиотеки при поддержке обладминистрации подтолкнуло власти к решению этого вопроса.
Дело получилось громким – вопрос о передаче коллекции государству решался на уровне президента. В результате через несколько месяцев после смерти коллекционера суд принял решение об изъятии коллекции, которая до этого оставалась, можно сказать, бесхозной. Дом А. Ильина оцепили, и созданная специальная комиссия в течение 6 дней проводила изъятие коллекции с одновременной описью изымаемого. То, в каком состоянии хранилась вся коллекция, повергло комиссию в ужас – уникальные экспонаты были покрыты толстым слоем пыли и плесенью.
По некоторым данным, было изъято приблизительно полмиллиона различных предметов, однако более достоверными кажутся такие цифры: 5 тыс. старинных книг и около 4 тыс. произведений искусства. Хотя, смотря как считать – один из коллекционеров, который был вхож в дом к Ильину, говорил, что видел у него больше чем полведра золотых монет. В коллекции оказались не просто уникальные экспонаты – некоторые из них считались специалистами вообще утраченными.
Откуда же у простого электрика с официальной зарплатой 120 советских рублей могла взяться такая коллекция? Наиболее вероятной сейчас считается такая версия.

«Кто был ничем – тот станет всем»

После революции 1917 года браки между представителями дворянского рода и простыми пролетариями стали если и не обычным, то вполне возможным делом. Вот и Наталья Александровна Римская-Корсакова – из тех самых потомственных дворян, которая окончила гимназию с золотой медалью, знала 4 языка, училась в Московском коммерческом институте на экономическом отделении, вышла замуж за Бориса Николаевича Ильина – сына мастерового с начальным образованием.

Семья Римских-Корсаковых еще в XIX в. начала собирать раритеты. Часть фамильной коллекции Наталье Александровне удалось спрятать.

Во время гражданской войны Борис Николаевич под Рыбинском участвует в подавлении антисоветских восстаний, экспроприации имущества церквей и дворянских домов, а по окончании – приобретает профессию токаря. Оказавшись в Смоленске, он вступает там в брак с Натальей Александровной, которая работает счетоводом.

Борис Николаевич сумел сделать карьеру от рабочего до главного инженера. Занимался восстановлением и пуском заводов: сначала в Вязьме, потом – в Витебске (там они пережили голодный 1933 год, и многое из золота-серебра ушло за продукты в Торгсин), дальше – в Одессе. После войны, которую они пережили в Рыбинске, Бориса Николаевича направили в Кировоград, где супруги и прожили до самой смерти.

Борис Николаевич оказался человеком с тонким вкусом, к фамильной коллекции жены отнесся весьма бережно и старался её постоянно пополнять, чему способствовали его разъезды по стране.

Их сын Александр, который родился в 1920 году, вырос среди уникальных, раритетных вещей, и это стало, хоть и неявным, делом его жизни. Он стал отличным реставратором.

После окончания школы он поездил по стране, а в 1941 году поступил в Московский институт. Когда началась война, по некоторым сведениям, достоверность которых не бесспорна, он получил «белый» билет в обмен на раритетную книгу – это был, возможно, единственный случай, когда он использовал экспонат коллекции в личных целях.

В 1944 году был арестован за групповую кражу с продовольственного склада. По законам военного времени за это грозил расстрел, однако он получил, на удивление, всего 3 года, а отсидел – всего 3 месяца. Это дало основание заподозрить его в сотрудничестве с НКВД, который формировал сеть информаторов в среде коллекционеров. Предполагается, что он стал тайным экспертом НКВД по поиску и экспертизе раритетов.

Специалисты оценивали его как превосходного реставратора, причем одного из немногих во всем мире, которые умели делать всё – среди реставраторов существует узкая специализация.

В 1945 году в Киево-Печерскую Лавру на работу был принят реставратор А. Ильин. За свою работу он не брал денег, а просил в качестве оплаты книги из библиотеки. Позднее он рассказал одному из своих коллекционеров, с которым был ближе других, как под пиджаком выносил из Лавры книги.

Когда в 1961 году Лавру закрыли, он приехал к родителям в Кировоград. С собой из Лавры он увез 2 контейнера книг и церковной утвари. Говорил, что монахи сами его уговаривали всё забрать, чтобы безбожникам ничего не досталось.

В Кировограде он устроился на работу электриком с зарплатой 100 рублей в месяц. Жил очень скромно, только приобрел трофейный мотоцикл, на котором много ездил по районам – проверяя электрические счетчики, получал доступ в дома, где имел возможность видеть уникальные вещи, для приобретения которых всегда возил с собой крупную сумму денег.

Кроме того, он был отличным реставратором икон и переплетчиком книг: заказчики приезжали к нему со всего Союза. За работу он брал не деньги, а картины, книги, иконы и т.п. Умел «состарить» листы книг, подделать старину так, что даже специалисты не всегда замечали подделку. Иногда после реставрации возвращал владельцам очень качественные копии икон, а оригинал оставлял себе.

Говорят, что раз в неделю по ночам к нему приезжала неприметная машина, что только усиливало подозрения насчет его причастности к КГБ. Кроме того, отсутствие внимания со стороны уголовного мира только подтверждало эти подозрения – ведь его сокровища практически не охранялись.

Рассказывают, что его обокрали единственный раз, причем, это были «гастролеры». Они взяли золото и прихватили книгу, польстившись на красивый переплет. Золотые вещи они продали, а насчет книги – а это было первое издание «Мертвых душ» – скупщики объяснили, что только Ильин может ее купить. И они предложили Ильину купить эту книгу. Во время передачи воры были арестованы. Книгу Ильин забрал, а от золота отказался.

Еще любопытный случай рассказал один историк. Он выменял у Ильина книгу Михаила Грушевского, труды которого были тогда запрещены. При этой сделке присутствовали только двое – он и Ильин. А ночью к нему явились представители органов и предупредили, что книгу он может читать сам, и ни в коем случае не должен пытаться распространять ее. Откуда книга у него появилась, вопросов не возникло.

Серебряная кружка работы И. Равича. Из коллекции А. Ильина

 

Что же было в уникальной коллекции?

Экспонаты коллекции были переданы на хранение: книги – в областную научную библиотеку им. Д.И. Чижевского, остальные экспонаты – в областной краеведческий музей.

Полного перечня экспонатов коллекции нет, наверное, ни у кого, кроме комиссии, которая занималась ее изъятием, да и нет уверенности, что это – полный перечень. Точная стоимость коллекции так и не прозвучала – по разным оценкам она может быть от 500 млн. до 1 млрд. долларов США.

Самое ценное в коллекции – это книги, которых насчитывается около 5000, и среди них:

– книга «Византийские эмали», изданная в 1892 году тиражом 200 экземпляров. Себестоимость книги составляла 12 тыс. серебряных рублей, что по стоимости соответствовало квартире в центре Берлина площадью 2000 кв.м. Сейчас оценивается в 100 тыс. долларов$

– личная библия императрицы Екатерины;

– рукописи А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя;

– полное собрание «першодруков» Ивана Федорова, многие из которых считались утраченными;

–четырехтомник «Великокняжеская, царская, императорская охота на Руси», который иллюстрировали Бенуа, Репин и другие известные художники. Каждый том оценивается в 50 тыс. долларов;

– уникальные рукописи Евангелия XIV века;

– книга с 84 гравюрами, каждая из которых оценена в 1500 долларов, общей стоимостью не менее 130 тыс.долл.; и т.д.

 

Книги, вроде бы, доступны читателям библиотеки. В 2002 году обнаружилось, что из библиотеки пропало 43 книги из коллекции А.Ильина. В частности, были украдены «Устав Морской» и «Устав Воинский» Петра Первого, малоформатная Тора конца XVIII века, сборник гравюр Уильяма Хогарта, переписка Екатерины II с Вольтером, Библия Вольфа с рисунками Гюстава Доре. Пропавшие книги до настоящего момента не найдены. Местные коллекционеры прямо обвиняли в хищениях сотрудников городских музеев.

Среди остальных экспонатов, которые попали в областной краеведческий музей:

– портрет Екатерины II в одежде украинского гетмана кисти Дмитрия Левицкого (?), который считался пропавшим;

– серебряная кружка работы известного украинского мастера И. Равича. Есть версия, что эта кружка принадлежала или предназначалась Петру I. Подобных кубков в мире – всего два;

– вазы из венецианского стекла, в которое добавлялось золото (XIX в.);

– предметы работы К. Фаберже;

– уникальная бронзовая фигура Будды, вошедшая в энциклопедию литейного дела;

– икона Богоматери Ахтырской (XVIII в.);

– храмовая икона Святой Праскевии.

 

В музее г. Кропивницкий (бывш. Кировоград) развернута экспозиция «Кунсткамера Александра Ильина», в которой представлена часть его коллекции.

Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Милости прошу к нашему
Лилия
ответить
Наверное, это особая философия. Кирзовые сапоги и "миллиарды в печи" )))

Или - Плюшкин в новой реинкарнации ))
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Милости прошу к нашему
Ирина Луканова
ответить
Накопительство ради накопительства (причем в данном случае без какой бы то ни было заботы о накапливаемом: ценные экспонаты в пыли и плесени) - это уже не философия, а болезнь...(((

Как говорят медики, "нет людей здоровых, есть недообследованные". )))
Ирина Луканова
Да уж! И к врачу ходить не надо: открываешь медицинский справочник - и находишь у себя все болезни...)))
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Милости прошу к нашему