Это может прозвучать нахально, но соответствует действительности: «Я пишу медленнее, чем раскупаются мои книги». Так или иначе, первые 2 тома «ПутеБродителя» за год распроданы и уже переизданы, а я для обещанного 3-го тома успел написать за истекший год всего лишь 4 статьи. Хотя, быть может, текст нравится читателям именно потому, что автор старается писать его как можно лучше.

Надеюсь, что эти тексты вам понравятся. Любой из них вы можете разместить на своей страничке в социальных сетях – для этого в нижней части 1-й страницы каждой статьи есть специальные кнопки. (Как говорится, вам ничего не стоит, а мне будет приятно. «А когда мнэ будит пириятно, я тебя так довезу, что тибе тожэ будит пириятно».))

Если отрывки вас заинтересовали настолько, что захотелось прочесть книгу целиком, то без стеснения можете обращаться ко мне. Собираясь на экскурсию, оставьте сообщение на сайте или позвоните, и я прихвачу экземпляр специально для вас. Авторским тщеславием не страдаю, но подписывать книги люблю. Так что автограф будет бесплатным, а книга в любом случае обойдётся дешевле, чем в магазине.

X

Четыре Александра

Отношение жителя России к властям предержащим – всегда двоякое. Оно зависит и от места (чем ближе к власти человек стоит, тем старательнее лобызает её во все места, до каких только может дотянуться), и от времени (у нас властителя любят напоказ, но едва бразды правления перешли в другие руки, как вчерашние подлизы начинают дружно отплёвываться). Правда, русский человек и жалости не лишён, а потому всегда посочувствует тому, кто оказался жертвой насилия – будь это хоть сам государь.

Убитому народовольцами Александру II по всей России ставили памятники, причём не за казённый счёт, а на народные пожертвования. Для мемориала в Москве было собрано почти два миллиона рублей – сумма теми деньгами огромная, но и памятник получился величественный. Воздвигли его на южном склоне кремлёвского холма, поблизости от Малого Николаевского Дворца, где будущий император появился на свет.

Архитектурную часть проекта выполнил Николай Султанов. Он очень тщательно проработал не только антураж памятника в виде шатровой сени над статуей и колоннады, но и подножие мемориала. Зная по горькому опыту Василия Баженова, какой в этом месте ненадёжный грунт, цокольную часть сооружения архитектор решил опустить в глубину холма до его подножия, поэтому от начала земляных работ до закладки первого камня прошло целых три года.

Автором бронзовой скульптуры, изображавшей царя Александра в генеральском мундире и со всеми императорскими регалиями, стал другой Александр – Опекушин, получивший всеобщее признание после созданного им памятника Пушкину. Работа над изваянием длилась почти 5 лет.

К маю 1898 года всё было готово к открытию: статуя заняла своё место под сенью из темно-розового гранита, шатры засверкали золочёнными гранями, а в сводах галереи появились мозаичные изображения 33 правителей Руси, от святого князя Владимира до Николая I. На пьедестале высекли надпись: «Императору Александру II любовию народа».

Любви к Царю-Освободителю хватило народу ненадолго – летом 1918 года отправили на переплавку опекушинскую бронзу, а к 1928 году полностью демонтировали весь мемориал. Конечно, декрет Совнаркома «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг» к данному событию имел самое прямое отношение, но истинные причины борьбы с памятниками лежат или где-то в области подсознательного (что побуждало гуннов, захвативших Рим, отбивать статуям носы?), или в сфере сугубо прагматической («кто управляет настоящим, управляет и прошлым»). Ведь даже памятник Ленину, установленный в 1967 году почти что на месте разобранного монумента, в 1995-м из Тайницкого сада был отправлен в ссылку в Горки Ленинские бывшими коммунистами, а в наши дни чекисты – которые бывшими не бывают – вознамерились вернуть на Лубянскую площадь Железного Феликса.

В начале XXI века отношение к событиям прошлого в очередной раз переменилось, и было решено воздвигнуть новый памятник Александру II. По странному капризу Судьбы на этот раз «поднятой на щит» оказалась личность действительно достойная уважения и благодарности потомков.

 

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить