Тени забытых храмов
07-09-2019

Кто был на моих экскурсиях, тот наверняка слышал сакраментальную фразу: «Если вы, гуляя по исторической части Москвы, вдруг видите незастроенный кусочек земли с более-менее чахлой зеленью, можете быть уверены на 99%, что до 1930-х годов здесь стояла церковь».

Один из таких пятачков (назвать это местечко сквериком язык не поворачивался, было оно каким-то слишком бестолковым и неприкаянным) до недавнего времени мозолил глаза на Ильинке, рядом с приёмной Президента (где никто, естественно, никогда и никого не принимает… короче говоря, рядом с бывшим домом Северного страхового общества – так более понятно, не правда ли?))

И вот недавно прохожу там после вечерней экскурсии – заодно решил посмотреть по дороге к метро, скоро ли закончится благоустройство Ильинки – и вижу, что пятачок превратился в скверик. Над зелёным газоном возвышаются гранитные дуги, обозначающие место, где стоял храм, а на тротуаре (куда в былые времена заползала паперть) в гранитных плитах уже сделаны прорези, чтобы уложить туда камень другого оттенка.

 

Такое архитектурное решение мне очень понравилось – стильно, деликатно и при этом доходчиво. Поблагодарить следует в первую очередь общественное движение «Архнадзор», а также археологов, которые в ходе работ по благоустройству Ильинки уточнили границы белокаменного фундамента церкви Николая Чудотворца «Большой Крест», стоявшей на этом месте до 1933 года.

Шурфовка показала, что фундамент находится на глубине более полуметра. Поскольку сохранившиеся остатки храма археологи никогда ранее не обследовали, возможно, нас ждут какие-то открытия – разумеется, если учёным когда-нибудь позволят там поработать (режимная зона столицы, сами понимаете…)

Пока остановились на том, что участок решено законсервировать, а контур разрушенного храма обозначить гранитным покрытием, отличающимся по цвету от остальной части тротуара. После разработки проекта возможна музеефикация фундаментов в качестве памятника археологического наследия (нечто подобное было сделано с остатками храма Троицы в Полях рядом с Третьяковским проездом).

Улица Ильинка, 1930

Источник: Branson DeCou archive

 

Бело-голубая, с роскошным пятиглавием, церковь Николая Чудотворца «Большой Крест» была построена в 1688 году на пожертвование братьев Филатьевых, архангельских купцов. В Москве они, помимо прочего товара, торговали солью. Она в те времена пользовалась большим спросом и стоила дорого, поэтому склад для хранения товара требовался сухой и надёжный. Для этой цели и был предназначен подклет храма, то есть нижний ярус постройки.

Купцы получили то, что хотели. А храм – как бы нечаянно – получил подчеркнуто вертикальную композицию, что сделало его пространственной доминантой Ильинки. Интересно то, что фасад церкви не отражал настоящей структуры здания – не считая подклета, храм не имел этажей, его внутреннее пространство было цельным.

Во внешнем оформлении присутствовала некоторая эклектичность: в колонках первого яруса использован дорический ордер, на втором ярусе –  коринфский, а в третьем пилястры сложной формы, однако благодаря удачно подобранному соотношению размеров и форм целостность постройки не была нарушена. Знатоки считали храм вершиной стиля московского барокко, а Василий Баженов называл «образцом изящества и вкуса».

Как пишет Б. Акунин в романе «Азазель», в Москве считалось, что венчанные в этой церкви будут жить очень счастливо и умрут в один день.

Церковь Николая чудотворца именуемая «Большой крест» на Ильинке (вид от Ильинских ворот), 1882

Источник: «Москва. Соборы, монастыри и церкви (1883 год). Кремль и Китай-город» (Издание Н.А. Найденова)

 

Название «Никола Большой Крест» храм получил в народе по приделу Николая Чудотворца и по главной реликвии храма – резному деревянному кресту, изготовленному по заказу Филатьевых.

«Крест этот деревянный в 3 аршина вышины. Он сделан весьма искусно по подобию креста, построенного патриархом Никоном в Крестном Онежском монастыре Архангельской губернии на острове Кие. Крест имеет в верхнем конце 36 частиц мощей, но каких – неизвестно. Вместо имён написаны 12 праздников. В нижнем конце – 46 частиц мощей с надписями над каждой частицей имени святого. В правом и левом концах по 37 частиц мощей с означением имён святых. Итого в кресте 156 частиц мощей, кроме мощей св. Николая Чудотворца, находящихся в самой середине креста» (С. Кондратьев. Седая старина Москвы).

Существовал обычай именно в этом храме приводить к «крестному целованию» людей, ведущих судебные тяжбы. Поскольку давать клятвы считалось неправильным с религиозной точки зрения, вполне допустимой формой присяги считался обряд целования креста.

Улица Ильинка, 1920–1930 годы

 

После пожара 1812 года храм восстановили, а отдельно стоящую колокольню в «северном» стиле перестроили, добавив два яруса.

События ХХ века стали последней страницей биографии Николы на Ильинке. В 1922 году по «декрету о помощи голодающим» из храма было изъято более пяти пудов серебра, и можно было начинать готовиться к худшему. Впрочем, в 1928 году церковь была отреставрирована, поскольку справедливо считалась одним из самых ярких памятников московского барокко.

После выхода Декларации митрополита Сергия община храма оказалась одной из «непоминающих», то есть не согласных с декларацией и прекратившей поминать на службе советское правительство и митрополита Сергия (Старогородского). Приход храма Николы «Большой Крест» стал своеобразным центром московского сообщества «непоминающих», поддерживал общение с другими общинами, не признающими митрополита Сергия главой Церкви, туда приезжали исповедоваться и причащаться люди из других городов.

Церковь Никола Большой Крест. Наличник 2-го яруса

Фото 1900–1920 годов

 

15 июля 1929 года Президиум Замоскворецкого райсовета принял решение «о закрытии церкви по Ильинке, д. 17», которое было поддержано Президиумом Мособлисполкома. Для начала разместили в подклете издательство «Физкультура и спорт», а после закрытия храма в декабре 1931 года передали здание под Дом пионеров.

Община храма некоторое время продолжила литургическую жизнь в маленьких домашних церквях, но в 1932 году большинство «ушедших в катакомбы» были арестованы и во главе с настоятелем попали в заключение.

Храм тем временем начали ломать – сначала разрушили южное крыльцо церкви под тем предлогом, что оно затрудняет уличное движение по Ильинке, а в 1934 году снесли и весь храм вместе с колокольней.

«У "Николы" сшибли крест –
Стало так светло окрест!
Здравствуй, Москва новая,
Москва новая – бескрестовая!»

Демьян Бедный (Ефим Придворов), пролетарский поэт

Церковь святителя Николая "Большой Крест" на Ильинке, 1933

Источник: Архив ЦИГИ

 

Перед уничтожением храма его иконостас был разобран и 15 лет находился в музейных запасниках. В 1948 году его установили (в реконструированном виде) в трапезной Сергиевского храма Троице-Сергиевой лавры. Сохранилась в Донском монастыре часть клироса.
Белокаменные детали декора – балясина, колонны, фрагмент киота и раковины выставлены для обозрения в экспозиции музея Коломенское.

Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Чем богаты, тем и
Ирина Луканова
ответить
Спасибо, Виктор! Очень грустно... но, может, "современный порыв" что-то изменит... хотя утраченного не вернуть. Особенно актуален этот материал в день помпезного празднования Дня Москвы... С днём рождения, столица! (((

Оно, конечно, да... с днём рождения. Но лично я совершенно не выношу так называемый "день города". По стилю это больше всего похоже на празднование дня рождения начальника ИТЛ. ((
Ирина Луканова
Абсолютно с Вами согласна!
Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Чем богаты, тем и