Несколько уточнений
03-04-2017

– Правда ли, что Либерзон выиграл 10 тысяч в лотерею?

– Правда. Только не Либерзон, а Шниперсон. И не в лотерею, а в преферанс. И не выиграл, а проиграл.

(Старинный анекдот)

 

В Интернете существует не менее старинная легенда, часто всплывающая в текстах про «дом Маргариты». С различными вариациями она звучит примерно так: «Сергей Топленинов был женат на дочери архитектора Льва Кекушева, Марии, которая, несмотря на протесты родных, ушла из роскошного особняка на Остоженке, 21, к любимому. Только через несколько лет, когда накал страстей «в благородном семействе» поугас, Мария и Сергей поженились и переехали на Остоженку».

В 2005 году этот текст появился на сайте «Москва, которой нет» и затем – со ссылками и без таковых – его понесло дальше по Сети, где на соответствие фактам почти никто не проверяет ни собственный «креатифф», ни чужой. И очень жаль, что не проверяют, потому что в Интернете долгую жизнь обретает буквально всё, в том числе и ошибки, и даже явный  вздор.

Семья Кекушевых. Фото 1904–1905 годов

В семье замечательного московского архитектора Льва Николаевича Кекушева детей было трое: Николай (1898 года рождения), Татьяна (1900) и Екатерина (1901). Дочери по имени Мария не было, но даже если она существовала, то вернуться в родительский дом, получив прощение, она бы не имела возможности – особняк на Остоженке с 1908 года уже принадлежал некоему г-ну Смитскому, о чём свидетельствует собственноручно сделанная Кекушевым подпись на фотографии, оставшейся в его портфолио. Собственно говоря, и уйти-то из этого дома ни одна из дочерей Льва Николаевича не могла – просто по молодости лет.

Е.Л. Кекушева. Фото 1930-х годов

Но легенда возникла не на пустом месте. Вторым мужем Екатерины Кекушевой действительно был Сергей Сергеевич Топленинов. Правда, отношения Екатерины с Сергеем если и могли привести к какому-то конфликту, то разве что с её первым мужем, скульптором Борисом Яковлевым, а не с родителями – Лев Николаевич ушёл из жизни задолго до знакомства Кати с Сергеем, а Анна Ионовна ничего не имела против этого брака.

В книге Марии Владимировны Нащокиной о Льве Кекушеве можно найти довольно много фактов о семье архитектора, в частности: «Вместе с Анной Ионовной супруги жили всё в той же квартире в Скатертном переулке. Брат её мужа Владимир Топленинов был актёром, когда-то начавшим свою карьеру в известной труппе Блюменталь-Тамарина. Вот почему художники, актёры и, конечно, брат с женой были частыми гостями в его доме, расположенном в Мансуровском переулке, 9. Свободная атмосфера, царившая здесь театральная молодёжь, видимо, привели туда и Михаила Афанасьевича Булгакова – в доме Топленинова он написал «Собачье сердце». Близкое знакомство братьев Топлениновых с писателем породило любопытную и, возможно, не лишённую оснований легенду о том, что одним из прообразов Маргариты была красивая, экстравагантная, талантливая и такая далёкая от материальных бытовых интересов Екатерина Львовна. По некоторым сведениям, писатель не мог не поддаться обаянию жены брата В.С. Топленинова, но взаимности не встретил».

Мансуровский переулок (на переднем плане – дом Топлениновых). Фото из собрания Э.В. Готье-Дюфайе, 1914 год

Записанные со слов потомков версии событий, бытовавшие в чьей угодно семье, воспринимать следует с известной долей осторожности. Допустим, вторая жена Булгакова, Любовь Евгеньевна Белозерская, имела все основания полагать, что «Собачье сердце» было написано как раз там, где Михаил Афанасьевич проживал вместе с нею, в Обуховом переулке или Малом Лёвшинском, но никак не в Мансуровском…

И она, скорее всего, была бы права – над этим произведением Булгаков работал в январе-марте 1925 года, а в доме Топлениновых он впервые появился лишь в 26-м. Хотя даже и вторая жена вряд ли может знать про мужчину всё, особенно в ситуации, когда на горизонте появляется третья… А Михаил Афанасьевич после знакомства с Еленой Сергеевной Шиловской стал посещать гостеприимный дом Топлениновых всё чаще, и уже чуть ли не каждый день они встречались там,  когда знакомство переросло в роман. Так что историю любви Мастера и Маргариты автор не выдумал, и не в кругу знакомых на глазах у него всё происходило – нет, эта сюжетная линия выросла из событий его собственной жизни, а значит, и незачем искать прототип Маргариты в семье архитектора Льва Кекушева.

Л.Н. Кекушев. Фото В. Соколова, 1899

Вообще экскурсий по булгаковской Москве проводится много – я и сам одну такую провожу, «По следам консультанта с копытом» – но сейчас хочу пригласить вас на другие, посвящённые жизни и творчеству Кекушева.

Судьба Льва Николаевича, драматичная и загадочная, тоже могла бы стать сюжетом для художественного произведения. Там есть любовь и разбитое сердце, взлёты на волне успеха и падения в финансовые пропасти, яркие свершения, заслуженное признание и пронзительно грустный финал – полное забвение ещё при жизни.

Совершенно невозможно представить себе московский модерн без творений Кекушева. К счастью для поклонников его таланта, значительная часть построек Льва Николаевича сохранилась (и в некоторые из этих зданий даже можно тем или иным способом попасть).

С огромным удовольствием я их показываю на своих пешеходных экскурсиях:

«Лев Кекушев и другие» и

«От Смоленки до Остоженки».

В расписании первая из них запланирована 22 апреля, вторая – 23-го. Приглашаю всех любителей московского модерна!

Робот на это вряд ли способен, а вы без труда сможете закончить фразу: Всякому овощу своё
Комментариев пока нет